Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Пять-девять

В детстве я смотрел по телевизоре не то, что хотел, а то, что показывали. Показывали то "Международную панораму", то "9-ю студию", то целый час какой-то мужик по фамилии "Политический обозреватель Жуков" монотонно зачитывал листок за листком огромную стопку бумаги.
 
Время от времени какой-то Юрий Сергеевич вел передачу "Клубкино путешествие", в которой рассказывал советским гражданам о том, как хорошо там, куда их никогда не пустят. (Потом я вырос и узнал, что никакой он не Сергеевич, а Сенкевич, а передача называется "Клуб кинопутешествий").
 
Бывало, показывали спорт. Особенно мама любила смотреть фигурное катание. Всегда показывали "произвольную программу". Когда я спрашивал, какие еще бывают программы, и когда их покажут, на меня цыкали, шипели и велели молчать. Потому что очередная пара выезжала на лед. 
 
Пара ездила кругами, но время от времени мужчина в черных брюках подбрасывал женщину в бежевых колготках, и та крутилась в воздухе. Комментатор, кажется, Майоров, при этом кричал: "Какой замечательный тройной тулуп!" Или: "Превосходный двойной ридбергер!" Минуты через три музыка прекращалась, а фигуристы собирали брошенные зрителями на лед цветы, после чего тяжело дыша садились на скамеечку. Между ними всегда садилась тетка в шубе с меховым воротником и с бриллиантами. Позже я узнал, что это знаменитая тренерка Тамдавадзе. Знаменита она была тем, что Партия и Правительство доверили её высокую честь решать, кто будет защищать честь Родины, поэтому единственный способ попасть в защитники чести Родины состоял в том, чтобы сбежать от другого тренера к Тамдавадзе.
 
Итак, пара садилась и дышала, тренерка лучезарно улыбалась, а диктор начинал бубнить оценки. Они были всегда одинаковые: "Пять-девять, пять-девять, пять-девять..." Выставляли их какие-то секретные люди, которых никогда не показывали и не называли. 
 
В завершении действа давали золотые медали Зайцеву и Родниной и играли гимн Советского Союза, под который Роднина плакала. Уверен, она до сих пор плачет, когда из своего особняка в США учит меня правильно любить Родину и особенно начальника Родины.
 
Значительно позже медали Зайцеву и Родниной давать перестали. Выяснилось, что судьи не всегда справедливы, и не всегда ставят "пять-девять". А если они не ставят кому-то "пять-девять", то медали нужно отдать канадским фигуристам.
 
Уже совсем взрослым я увидел интервью Авербуха, который с приторно-елейной физиономией рассказывал, что право назначить судью на фигурное катание - это большая честь для Родины, поэтому судья должен, оставаясь совершенно беспристрастным, щедро эту Родину отблагодарить, выставляя высокие оценки посланникам Родины.
 
После этого я не смотрел и не читал ничего про фигурное катание. И только сегодня наткнулся на статью о том, что на каком-то кубке судьи опять не поставили "пять-девять" какой-то хорошей девочке, потому что хорошая девочка тренируется не у той тренерки, которую Партия и Правительство назначили... Ничто не вечно под Луной, говорите?
 
Оригинал этого сообщения находится здесь.

Что я не видел

В детстве я читал книжку Бориса Житкова "Что я видел". Некий мальчик, от лица которого идет рассказ, все время куда-то ездил, то с мамой, то с папой. И рассказывал, что там видел. Такая, значит, образовательная литература.

Но мне она не понравилась. Во-первых, я тоже был мальчиком и тоже иногда куда-то ездил и с мамой, и с папой, и с ними обоими. И даже в Москве пару раз был. Помню, что бродили по той Москве голодные, потому что все столовые остались в книге Житкова. Зато в кинотеатре "Октябрь" были бутерброды с копченой колбасой по 1 руб. за штуку. [В Ижевске тогда была колбаса либо "по 2-20", либо "по 2-90", обе не копченые].

А вот чтобы шофер с вокзала привез в гостиницу "Москва" - не помню. Наверное, я был недостаточно хорошим мальчиком.

Героя Житкова я иногда жалел, потому что мама у него была стервой. Судите сами: приходит он с мамой в зоопарк. Там мама между зеброй и слонами обнаруживает, что ребенок голодный. Поэтому она ведет его в буфет и заказывает яичницу и молоко. А сама жрет сосиски. [В Ижевске сосиски иногда давали по талонам к 7 ноября]. А когда ребенок говорит, что тоже хочет сосиски, велит ему заткнуться и жрать, чё дают.

А потом ребенка отвели к бабушке. И бабушка села жрать сосиски. И коту дала сосиску. А ребенку - яичницу и молоко.

Потом ребенок с папой летел куда-то на самолете. И папа жрал сосиски, а ребенку дал... нет, не яичницу. Папа оказался добрее на целую ветчину. И молоко, конечно. Куда ж без молока?

А еще бабушка всем на корабле рассказывала, что ребенок у них такой гадкий, и прощения за него просила. И обещала отдать какой-то посторонней тете.

И я думал: что это за люди, которые могут запросто заехать в гостиницу "Москва", но которым жалко для ребенка сосисок (а коту - не жалко)?

А потом я вырос. К тому времени СССР кончился, в и гостинице "Москва" мог остановиться любой, у кого есть деньги. Но снесли саму гостиницу. Поэтому мы сыном останавливались в гостинице "Hilton Moscow Leningradskaya". И сосиски я ему покупаю, когда он хочет. Вот так!


Программист - он и в JPL программист

Когда-то я писал, что программисты в USNO применяли для интерполяции классическую формулу Лагранжа, что глупо и неэффективно. Видимо, им лень было читать учебник по численным методам дальше первой страницы.

Теперь напоролся на глюк в коде JPL, с помощью которого читаются файлы эфемерид серии DE (DE200, DE405 и т.п.). Вот кусок их кода (подпрограмма READHD в файле testeph1.f):

read(NRFILE,REC=1)TTL,(NAMS(K),K=1,OLDMAX),SS,NCON,AU,EMRAT,
& ((IPT(I,J),I=1,3),J=1,12),NUMDE,(IPT(I,13),I=1,3),
& (NAMS(J),J=K,NCON),
& (IPT(I,14),I=1,3),
& (IPT(I,15),I=1,3)
Тут из первой (заголовочной) записи читаются сначала имена констант
(NAMS(K),K=1,OLDMAX)
числом OLDMAX (= 400), затем разные другие величины, потом остаток имен констант
(NAMS(J),J=K,NCON)
Так получилось, потому что в старых теориях констант было мало, вот и зарезервировали в файле для них 400 мест. За ними в файле следовали прочие параметры. Когда число констант увеличилось сверх лимита (в DE430, например, их 572), решили формат файла не менять, а константы дописать в конец.

Когда я компилировал это код транслятором gfortran из семейства GCC без оптимизации, все работало как нужно. Но стоило включить оптимизацию O2, как получалась полная фигня: порядок чтения нарушался, элементы массива IPT получали неправильные значения.

Засада была вот в этом элементе списка чтения:
(NAMS(J),J=K,NCON)
Переменная K использовалась как параметр цикла в одном из предыдущих элементов этого списка. Поэтому нельзя ожидать, что по окончании цикла она будет иметь определенное значение. Без оптимизации она действительно сохраняла последнее присвоенное значение. Но оптимизирующий компилятор построил код иначе, что и привело к проблемам. Понятно даже, что именно сделал компилятор: он вычислил начальные и конечные значения параметров всех внутренних циклов до начала выполнения оператора READ, когда переменная K еще не имена конкретного значения. 

Ежу понятно, что программисту надо бы читать описание языка, прежде чем генерить год. Однако в индустрии победил подход Дональда Кнута: "мне лень про это писать, спроси у кого-нибудь, кто знает" (книга Кнута The Joy of TEX изобилует подобными советами). А сейчас еще любят учиться по роликам на Ютубе.

Короче говоря, перепишите это оператор так:
        read(NRFILE,REC=1)TTL,(NAMS(K),K=1,OLDMAX),SS,NCON,AU,EMRAT,
& ((IPT(I,J),I=1,3),J=1,12),NUMDE,(IPT(I,13),I=1,3),
& (NAMS(J),J=OLDMAX+1,NCON),
& (IPT(I,14),I=1,3),
& (IPT(I,15),I=1,3)
и будет вам счастье.

Оригинал этого сообщения находится здесь.

Продолжаем калькуляторить

В старших классах на уроках алгебры и геометрии нам не возбранялось пользоваться калькуляторами. Видимо, наша учительница Н.М.Логунова рассудила, что к этому моменту мы достаточно освоили ручной счет, и больше нет необходимости практиковаться в "столбиках" и "уголках".

Беда большинства советских калькуляторов была в малом времени автономной работы (от батареек или аккумуляторов) - обычно 2-3 часа. В основном энергию сжирали индикаторы - светодиодные (красное свечение) или катодолюминисцентные (зеленые). На один урок хватало, а на весь учебный день - нет (калькуляторами так же активно пользовались на уроках физики и химии).

В какой-то момент я набрался наглости, принес с собой блок питания и прямо на уроке включил его в розетку на стене. Это сейчас школьники творят, что пожелают, а в середине 80-х могло и влететь за отступление от традиций! Но не влетело. К тому же, калькулятор у меня был самый крутой из существовавших в тот момент.



Оригинал этого сообщения находится здесь.

Калькуляторная амбидекстрия

Амбидекстр - человек, который одинаково владеет правой и левой рукой, без выделения ведущей.

Я вспомнил это слово, изучая в выходные дни старые микрокалькуляторы, в основном программируемые. Есть два способа вычисления выражений. Первый известен всем и называется "алгебраической логикой вычислений". На калькуляторе с такой логикой вы нажимаете те же кнопочки, что используются в математической записи выражения: 2×2= (получается, очевидно, 4).

Другой способ - обратная бесскобочная (польская) запись. Её суть - сначала вводятся аргументы, а потом указывается, какую операцию над ними нужно совершить. Там нужно нажимать так: 2↑2× (и получается тоже 4).

Традиционно советские программируемые калькуляторы (Б3-21, Б3-34, МК-52 и др.) использовали обратную бесскобочную запись. Столкнувшись с ними где-то в 5-6 классе, я без труда освоил такой метод и даже научился программировать. А мои одноклассники пользовались непрограммируемыми калькуляторами, которые (за исключением Б3-19М) имели алгебраическую логику.

Причем же здесь амбидекстры? В книге "Справочник по расчетам на микрокалькуляторах" автор В.П.Дьяконов заявил: "Следует, однако, помнить, что пользователи, привыкшие к применению микрокалькуляторов с обратной бесскобочной записью вычислений, с большим трудом привыкают к использованию микрокалькуляторов с алгебраической логикой (и наоборот)". Так вот, я с детства одинаково хорошо владею обоими способами и не выделяю ведущий!

Оригинал этого сообщения находится здесь.

Звездное пиво

В школе лекторов планетариев, прошедшей в Волгограде 11-13 марта с.г. сопредседатель Ассоциации планетариев России А.В. Лобанов сообщил, что есть идея провести следующую школу через год в Звёздном городке. "Правда, - добавил он, - могут возникнуть трудности. Здесь [т.е. в Волгограде -АВ] вы можете вечером пойти гулять, или пить чай, или пиво... А в Звёздном всё не так".

С тех пор меня мучает страшный вопрос: неужели в Звёздном городке нет пива?!

Оригинал этого сообщения находится здесь.

Шахматные зрители

Вчера за суперфиналом чемпионата России по шахматам воочию наблюдали человек 50. Но так было не всегда. Хоть я и был ребенком (13 лет), но помню какой ажиотаж вызвал чемпионский матч между Карповым и Каспаровым в конце 1984 - начале 1985 года. Интернета не было, прямой трансляции тоже. Короткий - не более 10 минут - обзор партии давали в специальном выпуске после программы "Время" Таль или Тайманов. В выпусках новостей показывали тысячи зрителей, мечтающих попасть в Колонный зал Дома Союзов, где проводился матч.

А что же было в Ижевске? В Ижевске я вместе с другими любителями шахмат с утра занимал очередь в газетный киоск, где ожидал очередного номера "Советского спорта", а получив заветный номер, бежал домой и воспроизводил на доске партию, разбирая каждый нюанс. Раз в неделю в киоски привозили "Бюллетень шахматного клуба имени Чигорина", где на 16 полосах подробнейшим образом анализировались все партии прошедшей недели. Иногда мне удавалось купить экземпляр.

В саду им. Горького любители прямо во время игры на лавочках с шахматными досками обсуждали ход игры. После каждого выпуска новостей (по телепрограмме) кто-нибудь бежал к телефону-автомату, чтобы позвонить жене или приятелю у телевизора и узнать о ходе партии.

Я не помню другого случая ни в истории СССР, но новой России, чтобы игра в шахматы вызывала такой ажиотаж!

Оригинал этого сообщения находится здесь.

Лошадью ходи!


Сходил сегодня на Суперфинал чемпионата России по шахматам. Проходит у нас в Ижевске в Доме дружбы народов. Сегодня 6 тур из 11.

Организовано хорошо. Не знаю, каково участникам, а мне, зрителю, было комфортно. В отличие от футбола или еще какого забей-спорта, космонавтов на входе нет. Вообще охраны нет. Девушки в холле объясняют: в эту дверь пойдешь - в игровой зал попадаешь. Там режим абсолютной тишины. Даже на вибро телефон держать нельзя, только выключить. Говорить, шептать, шуршать, звенеть, издавать любые другие звуки запрещается. Можно медлененно ходить от одного стола к другому, можно сесть в кресло и наблюдать. Но игра идет одновременно на 12 досках, поэтому с одного места всего не видно.

А на втором этаже работает комментатор. Сегодня это был международный госсмейстер Сергей Шипов. Подробно рассказывает про все партии, рассматривает разные варианты... Даже любителю моего уровня понятно. Тут же мониторы, на которых видны все доски real-time.

Только одно удручает. Комментатор сидит за столом, среди множества компьютеров, водит мышкой по столу, а зрители видят все на большом экране, который находится между ними и комментатором. И еще перед ним стоят камеры, потому что идет прямая трансляция в интернете. Все-таки, вариант, когда комментатор стоит между зрителями и доской, куда приятнее. В 1994 году в Ижевске Алексей Чижов и Харм Вирсма боролись за звание чемпиона мира по международным шашкам, там именно так и было. Все-таки, не было тогда тотальной компьютеризации, да и интернет только-только начинался.

Оригинал этого сообщения находится здесь.

Песок сыпется

Сегодня был с сыном в Национальном музее Чувашии в Чебоксарах. В числе прочего осмотрели зал "XX век". В роли экскурсовода для сына выступал я сам. Показал ему и наклонные парты с выемкой для чернильницы (сидел за такой в 1-м классе), и перьевые ручки, и пресс-папье с промокашкой, и радиолу, и телевизор с ЭЛТ, и дисковый телефон и пр. и пр. и пр. 

А потом ужаснулся. Я еще не умер, а многие вещи из моей реальной жизни уже в музее как какая-то древность.

Оригинал этого сообщения находится здесь.